Первая Российско-Украинская полярная парусная экспедиция! English
Дневник капитана

Сказать вам, дорогие читатели, что за эти дни произошло нечто выдающееся...

13 Марта, 2012

Сказать вам, дорогие читатели, что за эти дни произошло нечто выдающееся, экстраординарное или чрезвычайно значимое - вряд ли смогу. Ну, подумаешь, пересекли южный полярный круг, плавно из ужасных 60 перебрались в безмолвные 70. Да, айсбергов стало - сказать, что много – значит, ничего не сказать.

Десятками наблюдаем визуально и сотнями на экране радара. Иногда создается впечатление, что между ними протиснуться невозможно. Это все шельфовый ледник Росса - 780 южной широты. Самый большой ледник в мире. По размерам он больше Франции. Это он обильно поставляет в море Росса, ну и далее, в море Амундсена и Беллинсгаузена, тысячи и тысячи ледяных исполинов. Ну и конечно, там, где айсберги - там и их осколки. Это самое неприятное для нас - их не видно на радаре, ночью разглядеть их практически невозможно. Так что идем вперед, можно сказать, с Божией помощью.           Ночи, хоть и не очень продолжительные, 5-6 часов, но, черт возьми, настолько темные… Как говорят, у негра в пятой точке. Не бывал, не знаю, но допускаю, что также. Ночью сбавляем ход, потихонечку пробираемся вперед, как по минному полю.


Южный полярный круг, конечно, мы могли пересечь и намного раньше. Была у нас такая возможность, например, в море Лазарева. Но уйти тогда с 62 градуса на 66 - это верно потерянная неделя. Особенно с учетом того, что ветра в Антарктике заканчиваются вместе с 65 градусом. А слабые стоковые ветра с материка в 10-15 узлов для нашей тяжелой яхты и парусов, можно сказать, - не о чем. Поэтому мы не пошли тогда за этот полярный круг, а продолжили путь на восток. Да к тому же, спешили очень, как, собственно говоря, и сейчас. Но тогда, в январе, была середина лета. А сейчас, в марте, нам на пятки наступает стремительно приближающаяся зима. В море Росса идеально было бы попасть числа 10-15 февраля, а через десять-пятнадцать дней оттуда убраться.


Отход на Тасманию, две недели в Хобарте и возвращение в Антарктику здорово нас выбили из, и без того, напряженного графика. Вот мы и смотрим теперь во все глаза, пытаясь уловить в темных очертаниях ночи мелкие айсберги и битый лед. Становится все холоднее и холоднее, на леерах мощное обледенение, палуба тоже во льду. Передвигаться становиться очень тяжело, а на волнении - небезопасно. Если верить ледовой карте, сплоченность до 6 баллов наблюдается в районе 73 градуса южной широты. Будем идти вперед, пока не упремся.


В пятницу мы наблюдали полярное сияние необычайной красоты. Космическое действие - все цвета радуги по всему небосклону. Говорят, увидеть его летом или осенью практически невозможно. Обычно оно случается зимой, но нам вот повезло. Думаю, на сайте вы сможете увидеть фотографию того явления. А фотографии отправим, как только прибудем в Чили. Использовать Иридиум для передачи фото - не просто дорого, а безумно дорого.


180 градус внес и в без того сумбурную ситуацию со сменой часовых поясов, еще и смену даты. А точнее, повторение предыдущего дня. В общем, всей командой долго чесали репу, где, сколько времени и какое число в Хобарте, в Москве, в Чили. Потребовалось несколько дней, чтобы разобраться. Пора бы уже привыкнуть, но не перестаю удивляться тому, как мы все-таки можем быстро двигаться. 2500 тысячи миль! Меньше, чем за две недели! Черт возьми, если бы не остановки, мы бы успели уже обойти Антарктиду дважды. Но пока стремимся изо всех сил сделать это хотя бы один раз. Стремимся на юг, чтобы удивить самих себя и, может быть, немного окружающих. Чтобы достичь максимально возможно южной точки. Конечно, мечта попасть на 78 градус пока и остается мечтой, но 730-740 - вот она, за поворотом.


Я заметил, что все более или менее значимые события от Хобарта до Антарктики происходили именно на моей вахте: преодолели рубеж в 2000 миль, пересекли 180 градус и полярный круг…


И вот 15 марта. Заступил на утреннюю вахту, еще раз посмотрел на ледовую карту и еще раз удивился, что мы уже на 740, а обещанных ледяных полей не наблюдается. Первое, что я заметил на спокойной воде, остающийся за кормой, - еле различимые полоски образующегося льда. Так называемое “сало”. Буквально на глазах, в течение часа “сало” становилось все толще и плотнее. Уже стало чувствоваться сопротивление, которое она оказывает корпусу яхты, а за кормой появился синий след, срезаемый “салом” от нашей “необрастайки”. («Необрастайка» - специальная краска для подводной части лодки, защищающая днище от обрастания водорослями и ракушкой.) Дальнейшее продвижение вперед стало не актуальным.  На 75 градус мы все равно не сможем попасть из-за льда 10-бальной сплоченности впереди, а 740 -й, - хоть он одна минута, хоть 59 минут, - все равно останется 740.


В общем, прав я или нет, но, по моему мнению, дальнейшее продвижение на юг было бы не оправданным и смертельно опасным риском. Хотя нам ли говорить о риске! У нас каждый день, каждый час, каждая минута в этой безмолвной ледяной пустыне - сплошной риск. Так получилось, что именно в этом квадрате в 1985 году дрейфовал затертый льдами ледокол “Михаил Сомов”. Именно его героическим образом освободил из плена главный полярник России Артур Николаевич Чилингаров. Вот и мы, юные полярники, равняемся на героических ветеранов. Что-то получается, что то - нет. Вообще-то секрет успеха, как говорят, очень прост: быть в правильном месте, в правильное время и при этом принимать правильные решения. Не могу похвастаться, что у меня все было именно так, но иногда получалось…


Подойдя вплотную к расположенному недалеко исполинскому айсбергу, создав себе, таким образом, «задний план», произношу торжественную речь. Даже целых две. Снимаем на камеру, фотографируем, троекратным залпом из ракетницы отмечаем событие, пьем шампанское, запиваем “Георгиевским кавалером” и ложимся на обратный курс. Первые полчаса не покидало ощущение, что назад мы повернули слишком поздно. Или зашли слишком далеко. Это чертово “сало”… а, исходя из названия этого состояния моря, его могли придумать только “хохлы”… Так вот. Это чертово «сало» стало настолько плотным, что, даже дав полный ход, лодка двигалась вперед с большим трудом, обильно оставляя за кормой синий след от краски с бортов.


Ну а потом “сало” стало менее плотным, все вздохнули с облегчением, и мы направили свои стопы домой. Именно так теперь называем любое место, где есть хоть какая-то цивилизация. Например, полярная станция «Академик Вернадский» или Беллинсгаузен.


Вот так вот банально состоялось событие,  а именно достижение на парусной яхте «Скорпиус» 740 18 южной широты. Правда, чтобы оно, это событие, состоялось пройдены многие и многие тысячи миль. Через качку, крен, ледяные шторма, «чернущие» ночи, айсберги, лёд. Наверное, как любому спортсмену, поставившему рекорд, хочется упасть на беговую дорожку и просто полежать. Но мы не можем себе это позволить - нам нужно быстро выбираться из этой, так называемой между нами, стремительно закрывающейся «дырки».


Настроение, конечно, приподнятое. Но сказать, что испытали безумную эйфорию из-за достижения столь далёкой, в несколько десятков тысяч миль, цели не испытал. Как говорят, не опьянила. Вот если бы побольше коньячка… Но нет. Его нужно везти на украинскую станцию. Опять наступаем себе на горло. Вот так всю жизнь. Надо было попросить у “Георгиевского кавалера” не 200 бутылок, а пятьсот. Тогда, наверное, все было бы нормуль. Ну да ладно, все это шутки. Как говорится, взобраться на гору - это даже не половина дела. Гораздо сложнее и опаснее с нее спуститься живым. Поэтому у нас впереди 10 градусов на север и 90 на восток. Так что ни минуты расслабления, полная концентрация. Никакого коньяка. Смотрим и идем только вперед.

25 Октября, 2012
Год назад, отправляясь от этих берегов, мы, в общем, понятия не имели, с чем столкнемся, как это будет нелегко, а, временами, почти невозможно пройти то, что мы задумали.
Читать полностью
Сергей Низовцев
Сергей Низовцев КАПИТАН ЯХТЫ "Scorpius" и РУКОВОДИТЕЛЬ ПЕРВОЙ РОССИЙСКО-УКРАИНСКОЙ  ПОЛЯРНОЙ ПАРУСНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Сергей Низовцев. Выпускник МГИМО. Яхтсмен. Имеет квалификацию Yacht Master Ocean. Маршруты путешествий - экстремальные морские трассы. Почётный полярник. Неоднократно бывал в Арктике и на Северном полюсе с парашютными и водолазными экспедициями.

Узнать больше
Экипаж "Scorpius" в зависимости от маршрута состоит из 7 -10 человек.
Многие уже имеют бесценный опыт, необходимый в этом опасном плавании. Некоторым предстоит пройти сложный путь от новичка до « морского волка».
Посмотреть всю команду