Первая Российско-Украинская полярная парусная экспедиция! English
Дневник капитана

Да, уйти от хохлов оказалось еще труднее, чем прийти!

6 Апреля, 2012

После нескольких часов безуспешных попыток пробиться в пролив Лемейр, упершись в сплоченный лед, принимаю решение держаться мористей (держаться на большом удалении от берега). Ну а там другая проблема: сильный встречный ветер, крутая волна «в лоб».

При таком ходе в  3,5-4 узла нам не то, что до Десепшена не дойти, но и до ближайшей укромной бухты  - нужно постараться, как следует.


     Ближайшим убежищем оказалась бухта рядом с американской полярной станцией Палмер. Направляемся туда, становимся на якорь. Видя со стороны некоторую занятость наших соседей, решаю их не беспокоить. В штатном режиме проводим ночь, прислушиваясь к мощному грохоту  отрывающихся от ледника айсбергов и сильным порывам ветра с купола острова. К счастью,  все обошлось - айсберги прошли мимо, с якоря нас не сорвало. Можно было бы сказать, что все нормуль, если бы не прекращающийся встречный ветер в открытом море и неясная ледовая обстановка в проливах, напичканных к тому же скалами и отмелями. Это вдвойне опаснее, особенно с учетом того, что точных карт проливов у нас, увы, нет. Да, собственно говоря, вот так вот, без карт, по сути дела, по глобусу мы всю Антарктику и прошли! Конечно, нам было легче, чем товарищу Беллинсгаузену, у нас был GPS, да к тому же еще и Глонасс, гирокомпас, автопилот, спутниковый телефон, интернет, ну и прочие  прелести цивилизации. Одним словом,   мы догадывались, в какой стороне земля и даже предполагали, что происходит со льдом в море Уэдделла и Росса.

Поутру обнаруживаю отсутствие сигнала в трубке телефона «Иридиум» и, конечно, неработающий интернет. Весь день пытаемся с помощью гаечного ключа, молотка и какой-то матери добиться от «Иридиума» взаимности, но увы, безрезультатно. В море решаю не выходить - переждем еще один день под боком у американцев. Надеюсь,  не прогонят и не явятся с инспекцией на предмет того, на каком это мы основании гуляем в Антарктике и как у нас дела с  очисткой фекальных вод. В этой ледяной пустыне любое присутствие рядом цивилизации, пусть даже не очень гостеприимных янки, ободряет, можно сказать, в некотором смысле успокаивает, придает силы и уверенность. Так что стоим в бухте напротив американской полярной станции Палмер под порывами ураганного ветра с купола и грохотом обрывающегося с шельфового ледника глыб. Утром 4 апреля, так и не договорившись о взаимности с «Иридиумом», снимаемся с якоря и уходим в море. На отходе американцы связались с нами на 16-ом канале и пригласили в гости, когда мы в следующий раз «будем гулять мимо», на что я их заверил, что Россия и США - это дружба навеки. А мы непременно и с большим удовольствием посетим их станцию при первой же возможности, ну и, конечно, ждем и их в гости. В общем, обменявшись любезностями, на том и распрощались.


Выход в море еще раз доказал нам, что прогнозам Ugrib нужно доверять и прислушиваться к ним. Короче говоря, вышли мы рано, по-прежнему встречный ветер 35-40 узлов, разгулявшаяся волна в нос - продвигаться вперед практически невозможно. Потратив 2 часа на безрезультатные попытки, возвращаемся в пролив Жерлаш. Пройдя за день около 30 миль, с наступающей темнотой становимся на якорь в бухте Порт Лакрой напротив одноименной чилийской полярной станции. Станция работает только летом, а сейчас законсервирована до следующей весны. Стоим буквально в одном кабельтовом от мощного шельфа родника. Не дай Бог с него, также как и у американской полярной станции Палмер, будут откалываться глыбы льда. Вот тут-то нам уж действительно будет некуда деться. Но, слава Богу, все обошлось. Утром снимаемся с якоря и через забитый льдами пролив, медленно раздвигая битый лед, движемся на север. Нас окружают невообразимой красоты и дикости горные кряжи антарктического полуострова и острова Анверс…


Через два-три часа борьбы со льдом выходим на чистую воду. Ярко светит солнце, сверкают льдом вершины гор, ветра почти нет. Движемся вполне прилично - 8-9 узлов, но не уходит ощущение того, что Антарктика усыпляет нашу бдительность. Так оно и вышло. Ночью все чаще и чаще стали попадаться ледяные массивы и отдельные льдины, этак размером с лодку. На радаре их, конечно, нет, а увидеть  в темноте практически невозможно. Увертываемся в последний момент и инстинктивно, - воистину игра в «русскую рулетку». К семи часам подходим к знаменитому острову Десепшн. Во внутреннюю, довольно приличных размеров бухту ведет узкий проход. Около восьми часов становимся на якорь у заброшенной английской станции. Завтракаем и, прогулявшись по бухте, сфотографировав унылую, печальную дикую красоту острова с ландшафтом, напоминающим лунный, уходим в сторону российской полярной станции Беллинсгаузен. До неё осталось 60 миль, 7-8 часов хода, так что ужинать и праздновать завершение антарктической экспедиции будем на острове Кинг Джордж. Однако не прошло и двух часов, как отдельные ледяные глыбы стали превращаться сначала в разреженные, а потом все более сплоченные ледяные поля. В который раз думаю о том, что ледовый класс нашей яхте очень и очень бы пригодился в этих местах. После двух часов безрезультатных попыток продвинуться вперед, принимаю решение возвращаться на Десепшн, хотя до Беллинсгаузена и оставалось всего 40 миль.

Антарктическое кольцо мы уже давно замкнули, но очень хотелось поставить точку именно там, откуда мы выдвинулись 5 января 2012 года. Но, увы, не судьба! После многих часов интима с Иридиумом нам, в конце концов, пришло в голову, что у нас есть запасной блок, который к нам пришел вместе с новой антенной в Хобарте. Делов-то 20 минут - и мы снова со связью. Набрал полярную станцию Беллинсгаузен и выяснилось, что льда у них «по самое не хочу» и зайти к ним может разве что «Академик Федоров». Черт возьми, я трачу последние литры топлива, пробиваясь на Беллинсгаузен, а некоторым засранцам тяжело поднять трубку или черкануть на e-mail: не ходи сюда, Сергей, не надо, у тебя нет шансов, как-то не досуг. Ну да ладно, Бог с Вами, нехристями.


  Проходим Десепшн и проливами уходим засветло в открытый океан, точнее, в пролив Дрейка. Хоть и не дошли мы до Беллинсгаузена эти несчастные 40 миль, но возвращаться туда, в общем, и не хочется. Вот куда бы я вернулся, так это в море Росса. И не в марте, как это было у нас, а в феврале, когда еще есть шанс дойти до шельфового ледника Росса с некоторой надеждой вернуться. В марте у нас такой надежды на возвращение  с 78-го градуса южной широты не было. Бесконечные поломки, прогулки по морю Уэдделла и Скоша, отход на Тасманию после чудовищных штормов в восточной Антарктике не дали нам шансов зайти так глубоко, как хотелось и планировалось.


Конечно, найдутся злопыхатели, которые напишут, устроив свой широкий зад в мягком кресле у компьютера - что это за экспедиция, кому она вообще нужна, и какие там рекорды сомнительные парни, вроде, как-то там устанавливают, и туалеты у них, дескать, теплые, и автопилот с GPS, и радары с B&G, и лозунги-де у них пропахли нафталином о каких-то национальных интересах России от полюса до полюса. Быдлом Россия никогда не прирастала. Именно вы, быдловатая мразь, с вашим космополитизмом и манкуртостью (узколобое мировосприятие) отбросили Россию в прошлом столетии на десятилетия назад во мрак и пошлость с вашим мещанским убожеством, жадностью и подлостью, с вашими нищенскими и рабскими взглядами снизу вверх. Хотя, именно благодаря вашему грязно-серому фону лучше видно людей и поступки их на пользу Родине, готовых, в отличие от вас, рискнуть всем, что есть, ради величия и славы России.


Ну да ладно, извините, отвлекся! Антарктика закончилась для нас также внезапно, как и началась в январе, в море Уэдделла. Последний айсберг невероятной высоты, - уж кто-кто, а мы их повидали за последние три месяца, - такой, что вершина уходила в облака. Правда облака были низкие, но все равно высокий. Так вот, он исчез за кормой 6 апреля в 20 часов по UTC. Впереди - пролив Дрейка, одно из самых гиблых мест на Земле.

25 Октября, 2012
Год назад, отправляясь от этих берегов, мы, в общем, понятия не имели, с чем столкнемся, как это будет нелегко, а, временами, почти невозможно пройти то, что мы задумали.
Читать полностью
Сергей Низовцев
Сергей Низовцев КАПИТАН ЯХТЫ "Scorpius" и РУКОВОДИТЕЛЬ ПЕРВОЙ РОССИЙСКО-УКРАИНСКОЙ  ПОЛЯРНОЙ ПАРУСНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Сергей Низовцев. Выпускник МГИМО. Яхтсмен. Имеет квалификацию Yacht Master Ocean. Маршруты путешествий - экстремальные морские трассы. Почётный полярник. Неоднократно бывал в Арктике и на Северном полюсе с парашютными и водолазными экспедициями.

Узнать больше
Экипаж "Scorpius" в зависимости от маршрута состоит из 7 -10 человек.
Многие уже имеют бесценный опыт, необходимый в этом опасном плавании. Некоторым предстоит пройти сложный путь от новичка до « морского волка».
Посмотреть всю команду