Первая Российско-Украинская полярная парусная экспедиция! English
Дневник капитана

Десять дней, - много это или мало?

28 Августа, 2012

Вот в чем вопрос. Конечно, если эти 10 дней провести в отпуске на теплом море, да еще и не одному, то, может статься, они пролетят, как один миг. Совсем другое дело эти 10 дней за 80-м градусом северной широты, в Северном Ледовитом океане, среди льда, туманов, неистовых ледяных штормов...

Да, именно десять дней назад мы вышли из Баренцбурга и направили свои стопы в это далекое, мягко говоря, не очень гостеприимное море. Если в Антарктике ветра, да и погода в целом, были вполне предсказуемы, а мы, беря прогноз погоды на пять дней, вполне могли рассчитывать, что эти пять дней погода и будет такой, какой обещано, то здесь, на Северном полюсе, каждый день новый прогноз, и, зачастую, совершенно противоречит полученному днем раньше. К тому же ветер, столь стабильный в одном направлении вдоль большей части побережья Антарктики, здесь, в глубоком арктическом заполярье, был для нас либо встречным, либо никаким.

Вместе с тем, дорогие мои читатели, не удержусь от соблазна похвастаться. Как говорится, «сам себя не похвалишь - ...». За эти десять дней мы сделали, я бы сказал, выдающийся рывок на восток - 130 градусов! Чтобы понять, что это такое, нужно представить, что на экваторе это составило бы почти восемь тысяч миль, да по 1852 метра в каждой. Это 15 000 километров! Для более понятных и привычных нам средних широт, это около пяти с половиной тысяч миль, или десять тысяч километров. Грубо говоря, восемь часовых поясов! Начав путешествие с долготы Берлина, мы оказались через эти 10 дней на долготе Хабаровска. Мы и в Антарктике шли достаточно быстро, но здесь, забравшись за 80-ый градус, мы стали проходить почти один часовой пояс в сутки. В результате, весь экипаж, что называется, потерял покой и сон. Часовые пояса менялись настолько быстро, что «организмус» просто не успевал адаптироваться. К тому же мы не сразу сообразили, что часы надо было переводить каждый день и получилось что получилось. Начав после Земли Франца Иосифа переводить часы, мы безнадежно опоздали. И сегодня, 28 августа, на долготе Хабаровска мы все еще живем долготой Омска. К вопросу о достижениях. Если мерить наше продвижение вперед в градусах, то вполне можно записать еще один яхтенный рекорд к прочим установленным доблестным экипажем яхты "Scorpius". Двенадцать с лишним градусов на экваторе составили бы 750 миль, а это почти 1 400 километров, извините меня, не за неделю, а за один  день. Быстрее, наверное, можно только самолетом. Конечно, взыскательный читатель скажет: «Друзья мои! Так вы же за 80-м градусом северной широты, и там длина минуты параллели совсем, совсем не такая, как на экваторе!» И будет, черт возьми, прав. Но одно дело экватор и тропики, и абсолютно другое - здесь, можно сказать, на краю Ойкумены. Где не то, чтобы не ступала нога человека, - ступала, конечно, но представить себе хомо сапиенса на ПМЖ в этих широтах, вряд ли возможно. Да и к тому же в этих краях дно океана изучено меньше поверхности обратной стороны Луны. Так что, думайте сами, решайте сами, судите и рядите, но факт есть факт - сто тридцать градусов на восток за десять долгих, трудных, бессонных, полных неожиданностей и риска дней и ночей. 

Ну да ладно, друзья мои, вы уж меня извините за стариковское бахвальство, но ведь от вас похвалы не дождаться! Так что я давно перешел на самообслуживание...

Глядя на карту Арктики или глобус, я представить себе не мог, на сколько мелководными являются здесь моря. Вот и Карское море - не исключение: 30-40 метров глубина, которая заставит насторожиться любого, а уж нас-то, с осадкой более 4-х метров, - тем более. К тому же, как  и говорил ранее, до этого момента в Арктике нас преследовала такая погода, когда ветра вовсе нет, либо он встречный. В Карском же море при относительно небольшом ветре 30-35 узлов, волна очень быстро разгоняется и становится жесткой. Так что можете, наверное, представить себе, как это в 8-балльный шторм быть в этом ледяном, черном, совсем-совсем не ласковом  море... Но с Божьей помощью преодолели мы и Карское море, и море Лаптевых. Впереди Восточно-Сибирское и Чукотское, а там, можно сказать, и до Канады - рукой подать. В первоначальную затею обойти все острова, включая Северную Землю с севера, по ходу пришлось внести коррективы. Дело в том, что мыс Арктический и все, что юго-западнее от него, был напрочь закрыт льдами десятибалльной сплоченности с некоторыми намеками на то, что в ближайшее время льды отступят. Но ждать, когда это произойдет, у нас, как и ранее, времени не было. Поэтому пришлось, как бы это противно не было, спуститься к проливу Вилькитского и прогуляться мимо наших доблестных погранцов. Не то, чтобы мы там чего-то нарушали, - граница у нас была закрыта еще в сентябре прошлого года и шли мы транзитом. Но, все равно, не хотелось лишних вопросов: кто мы, куда и почему, и где наше разрешение на проход по северному морскому пути. Мы, конечно же, как законопослушные граждане еще в апреле обратились в штаб морских операций за подобным разрешением, но у нас же быстро ничего не делается… Вот и в нашем случае, после трех месяцев размышлений, нам, в конце концов, сказали, что мы идем за пределами ответственности северного морского пути,    то   есть гораздо дальше на север, чем ходят наши пароходы. И, если бы не пришлось спускаться к мысу Челюскин, то мы бы и, правда, никаким образом не коснулись бы этого северного морского пути. Так что вы уж простите нас, большие и маленькие начальники в штабе морских операций, за те сто миль, которые мы вынуждены были пройти по вашей прихватизированной дороге! Мы больше так не будем.

От пролива Вилькитского до Новосибирских островов все прошло гладко. Я бы сказал, душевно и достаточно быстро. Ветра было мало. Был даже один день, когда на море стоял абсолютный штиль. В этой зеркальной глади отражались облака и наша белоснежная красавица. Все это было здорово, но приходилось, сознаюсь, идти под двигателем, уменьшая запасы топлива, которые нам очень, очень пригодятся в Чукотском море. Дело в том, что в этом году практически вся российская Арктика свободна ото льда, за исключением Восточно-Сибирского  и Чукотского морей. Все предыдущие яхтенные проходы российской Арктики осуществлялись через пролив Лонга, отделяющий остров Врангеля от Большой земли. Не то, что мы бы  хотели как-то выделиться из той небольшой группы яхтсменов, которым удалось пройти северным морским путем. Дело в том, что именно пролив Лонга, да и вообще все вокруг острова Врангель, были закрыты льдами 10-балльной сплоченности. К тому же, весь наш маршрут от Шпицбергена до Новосибирских островов пролегал выше 78-го градуса северной широты и очень, очень не хотелось спускаться  на юг, на 70-ый градус пролива Лонга. Чего только не сделаешь от лени! Вот и мы двигаемся вперед на льды по семьдесят восьмому градусу северной широты курсом 90. Далеко, очень далеко от морских трасс и Большой земли, с надеждой на то, что удача по-прежнему с нами, и фортуна не повернулась к нам задом.  Как говорят знатоки-гляциологи, похоже, в этом году в Чукотском море от основного массива льда выше 79-го градуса оторвалось огромное ледяное поле, которое образовало узкий проход шириной 60-80 миль по 78-му градусу северной широты и между 160-м градусом восточной долготы и 170-м градусом западной долготы. Надеюсь, я не очень вас утомил всеми этими географическими премудростями и подробностями нашего героического похода в Арктике. На 137-ом градусе восточной долготы мы скромно отпраздновали половину пути вокруг Арктики, то есть 180 градусов, начиная от точки старта в Гренландии. Впереди еще 180, включая 60 градусов в Чукотском море по льдам различной сплоченности. Идем там, где никто, кроме ледоколов, никогда не ходил. Если вы думаете, что это «как два пальца об асфальт», то глубоко ошибаетесь. Это очень, очень трудно и безумно рискованно, но у нас нет выбора:  либо возвращаться, либо вперед во имя великой морской державы - России, которой, к сожалению, пока до нас дела нет. Может, когда-нибудь, кто-нибудь и вспомнит за рюмкой чая о нашей  полярной парусной...

25 Октября, 2012
Год назад, отправляясь от этих берегов, мы, в общем, понятия не имели, с чем столкнемся, как это будет нелегко, а, временами, почти невозможно пройти то, что мы задумали.
Читать полностью
Сергей Низовцев
Сергей Низовцев КАПИТАН ЯХТЫ "Scorpius" и РУКОВОДИТЕЛЬ ПЕРВОЙ РОССИЙСКО-УКРАИНСКОЙ  ПОЛЯРНОЙ ПАРУСНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Сергей Низовцев. Выпускник МГИМО. Яхтсмен. Имеет квалификацию Yacht Master Ocean. Маршруты путешествий - экстремальные морские трассы. Почётный полярник. Неоднократно бывал в Арктике и на Северном полюсе с парашютными и водолазными экспедициями.

Узнать больше
Экипаж "Scorpius" в зависимости от маршрута состоит из 7 -10 человек.
Многие уже имеют бесценный опыт, необходимый в этом опасном плавании. Некоторым предстоит пройти сложный путь от новичка до « морского волка».
Посмотреть всю команду