Первая Российско-Украинская полярная парусная экспедиция! English
Пресса

Супруги-мореплаватели Стасюкевич: «В Антарктиде мы подарили украинским полярникам ящик элитного крымского коньяка»

1 Ноября, 2012

В экипаже российско-украинской экспедиции, обогнувшей земной шар на яхте «Скорпиус», были супруги Александр и Людмила Стасюкевич, которые стали второй семейной парой украинцев, совершивших кругосветку под парусами

В середине 1990-х супруги Валерий и Наталья Петущак из Киева за четыре года обогнули земной шар на небольшой яхте «Лелитка». И вот теперь кругосветку на яхте «Скорпиус» совершила еще одна семейная пара украинцев — Александр и Людмила Стасюкевич из Мариуполя. Петущаки пересекали океаны и моря вдвоем, а Стасюкевичи — в составе российско-украинского экипажа. На борту находилось восемь человек. Состав команды «Скорпиус» частично менялся по ходу плавания, но Александр и Людмила постоянно находились на яхте.

*Александр и Людмила Стасюкевич отметили в этом году 40-летиесемейной жизни

В экипаж входил еще один наш соотечественник — Михаил Мороз из города Корюковка Черниговской области. Как сообщали «ФАКТЫ», в минувшую пятницу экспедиция вернулась в Севастополь, пробыв в походе больше года. Это было уникальное путешествие вокруг земли: его путь пролегал в чрезвычайно суровых широтах — вокруг Антарктиды и Арктики! Прежде никому не удавалось за год пройти этот сложнейший маршрут. Причем яхта забиралась в такие труднодоступные полярные области, в которых парусные суда прежде не бывали. В общей сложности экспедиция установила четыре мировых рекорда.

Этот поход задумал, возглавил и финансировал российский предприниматель и путешественник Сергей Низовцев. Яхту он приобрел специально для того, чтобы воплотить мечту о кругосветном плавании. Сергей Валентинович рассказал «ФАКТАМ», что покупка судна обошлась ему в 2,5 миллиона евро, а проведение экспедиции — в 1,5 миллиона евро.

«Если холодильники яхты полностью загрузить продуктами, экипаж мог бы год плавать без пополнения запасов»

— Я уже несколько раз побывал на Северном полюсе — прыгал там с парашютом и совершал подводные погружения через прорубь во льду, — говорит 51-летний капитан и владелец яхты «Скорпиус» Сергей Низовцев. — И вот теперь прошел под парусом вокруг земного шара. Команда подбиралась по ходу подготовки плавания. Например, Александра Стасюкевича, который стал моим старшим помощником, я встретил на острове Мальта. Пришел туда, чтобы установить на яхте дополнительное оборудование и провести ремонт. Нанял для этих работ Александра. Когда предложил ему идти в кругосветку, услышал в ответ: «Пойду, но только с женой». Конечно, я сомневался, соглашаться или нет. К счастью, в походе ни разу не пожалел, что зачислил в команду Людмилу. Она оказалась замечательным человеком, да и в должности кока была на высоте. За все путешествие всего лишь два или три дня команда оставалась без горячей пищи, но это из-за экстремальных условий, в которые попадала яхта. Людмила готовит очень вкусно. Первые месяцы я ел, как обычно, три раза в день, но затем пришлось отказаться от ужинов, потому что начал полнеть.

*Капитан Сергей Низовцев с помощью крюка удерживает огромную рыбу, которую только что выловил из океана

— Капитан выделил нам с женой отдельную каюту с туалетом, умывальником и душем, — рассказывает 63-летний Александр Стасюкевич. — На борту есть опреснительная установка, так что воды для мытья хватало. Вот только принимать душ удавалось далеко не каждый день. Дело в том, что яхта, как правило, идет наклоненной на один из бортов. Если крен большой, приходилось пользоваться только умывальником.

— До этого ваша жена ходила в плавания?

— Да, она профессиональный моряк. Специальное образование получила в Ленинграде и в Ейске. Кстати, мы познакомились с Людой еще в детском саду. Вместе учились в школе. В старших классах я начал за ней ухаживать. Поженились в 1972 году, когда я вернулся после службы в Военно-морском флоте. Вместе ходили на судах Азовского пароходства. А когда после развала Советского Союза нам перестали платить зарплату, пришлось искать работу за границей. Последние 12 лет работаем на Мальте — устраиваемся на яхты: я — в качестве капитана, Люда — стюардессы. У нас двое детей, уже есть внуки. Работа за рубежом позволяет нам помогать своим родным. Замечу, что нам не пришлось нести расходы по участию в кругосветке — их полностью взял на себя капитан Сергей Низовцев.

Людмила кормила экипаж по-домашнему. Самое популярное блюдо — украинский борщ и уха. На завтрак готовила яичницу или кашу, подавала колбасы, сыр. На обед, как правило, было жареное или тушеное мясо, макароны по-флотски или жареный картофель, салаты, фрукты. Ужинали кашами с мясом, молоком. Хватало и сладостей. Старались разнообразить рацион за счет рыбы, которую мы ловили на спиннинги: закрепляли их на корме, а наживкой служили пластмассовые кальмары. Самой лучшей была рыбалка в Атлантическом океане. Чаще всего клевал тунец. Один из них оказался гигантом — весом килограммов пятьдесят! Нередко наживку хватали барракуды, иногда попадалась рыба-парус. На яхте есть три морозильные камеры и шесть холодильников, так что было где хранить улов. Кстати, если все эти холодильные установки полностью загрузить продуктами, экипаж мог бы целый год плавать автономно, без пополнения запасов продовольствия.

«В Канаде нас угощали кожей кита с прослойкой сала»

— Во время стоянок на берегу приходилось отведать необычные блюда?

— В одном из поселков на севере Канады нас угостили кожей кита-нарвала с прослойкой сала, — продолжает Александр Стасюкевич. — Это лакомство приправляется особым соусом — пальчики оближешь. На Севере местные подарили нам еще один деликатес — мясо рыбы таймень. На острове Шпицберген, расположенном в Северном Ледовитом океане, мы купили ящик крупной жирной свежей селедки. Сами ее засолили. Получилось потрясающе — столь вкусную сельдь я ел в своем далеком детстве.

— Что подавали на праздники?

— Торт, салаты, в том числе коронное блюдо в такие дни — оливье. Капитан разрешал распить бутылочку водки, коньяка или вина, выпить пива.

— Купались в океане?

— На это не было времени. Удовольствие остановиться посреди океана и устроить купание позволяли себе лишь несколько раз — когда пересекали экватор и на Рождество у берегов Антарктиды. На экваторе температура воды была 26 градусов, а по соседству с шестым континентом — минус три (она не замерзала из-за высокой солености). К слову, после ледяной купели никто не заболел. Вообще, за всю кругосветку проблем со здоровьем ни у кого, к счастью, не возникало.

— Плавание вокруг Антарктиды было самым сложным этапом экспедиции?

— Да. Там мы пережили, пожалуй, наиболее опасную ситуацию — шторм. В тех водах это обычное дело. Но в море Содружества нас накрыл беспощаднейший шторм, который сопровождался ураганом — скорость ветра достигла 65 узлов (121 километр в час). Стихия сорвала с креплений антенны и другое оборудование, находившееся на палубе, сломала ограждения, порвала паруса... Мы остались без связи с Большой землей. Хорошо, что уцелела коротковолновая радиостанция, с помощью которой удалось отправить сообщение на российскую полярную станцию в Антарктиде «Новолазаревская». Мы просили россиян связаться с оператором спутниковой связи, который находится в Петербурге, и попросить его подключить к сети мобильный телефон нашего капитана. И что вы думаете? Вскоре Низовцев смог позвонить с мобильного в Россию через спутник.

*Яхту «Скорпиус» российский предприниматель и путешественник Сергей Низовцев специально купил для кругосветного плавания за 2,5 миллиона евро

— А как же вы добрались до ближайшего порта, если у вас порвало паруса?

— У нас был так называемый штормовой парус, который сшит из двух слоев сверхпрочного материала. Кстати, его изготовила украинская фирма. Под этим небольшим красного цвета парусом мы за неделю преодолели три с половиной тысячи миль, отделявшие нас от Австралии. Благодаря сильному попутному ветру почти летели по океану. А когда подошли к берегу, нам позвонили из украинского посольства и предложили помочь. Через десять дней из Европы доставили новый комплект парусов и мы взяли курс на Антарктиду, ведь у нас была цель ее обогнуть — это 13 тысяч морских миль (24 тысячи километров).

— Как удавалось не упасть за борт при столь сильных ветрах?

— Мы надевали особые системы, которые называем сбруей. Она крепится к конструкциям яхты и удерживает человека от падения в воду. Чтобы не промокнуть и не перемерзнуть в полярных широтах, для каждого закупили по десять комплектов особой одежды: термобелье, комбинезон от ветра, непромокаемая куртка, шлем, из-под которого видны только нос и глаза, а также лыжные очки. Также особые ботинки и носки. Каждый такой комплект стоит полторы тысячи долларов.

— Зачем их закупили по десять на каждого?

— Одежда быстро промокает от волн, брызг, водной пыли. Сушили ее внутри яхты. Кстати, капитан специально для похода к берегам Антарктиды купил мощную печку, которой можно обогреть большой частный дом. Площадь внутренних помещений «Скорпиуса» — примерно 150 квадратных метров. С помощью печи там поддерживалась температура 24 градуса. На шестом континенте тогда было лето, так что температура воздуха не опускалась ниже семи градусов. Однако из-за сильного ветра было очень холодно.

Мы заходили на две полярные станции — украинскую «Академик Вернадский» и российскую «Беллинсгаузен». Украинцам презентовали ящик элитного крымского коньяка класса ХО (его выдерживают в дубовых бочках не менее восьми лет). Зимовщики показали нам свой остров, где гнездятся пингвины. Вообще непуганой живности — китов, косаток, морских леопардов, пингвинов — у берегов Антарктиды очень много. Один кит даже подплывал потереться о борт нашей яхты.

— Приходилось лавировать между айсбергами?

— Некоторые из тех, что мы видели, достигали ста и даже более километров в длину. Шли вдоль них, как будто вдоль островов. Опасность врезаться в ледовый исполин подстерегала постоянно, поэтому по ночам на палубе несли вахту по двое: один человек находился на носу, второй — на корме. Несмотря на это, все равно бывало, что не успевали отклониться и сталкивались, но, к счастью, с не очень большими льдинами.

Нужно сказать, что и в Арктике мы попадали в сложные ситуации. Но там психологически переживать их было проще — знаешь, что в Северном Ледовитом океане ходит большое количество ледоколов и, если понадобится, к нам придут на помощь. Возле Антарктиды судов крайне мало, поэтому рассчитывали только на себя.

— Приходили сообщения о том, что яхта попадала в переделки и в теплых водах...

— На подходе к Бермудскому треугольнику, за которым закрепилась слава аномальной зоны, мы столкнулись с очень сильной грозой — воздух из-за нее был настолько наэлектризован, что волосы в буквальном смысле поднимались дыбом! То и дело вспыхивали ярчайшие молнии, воздух сотрясали оглушительные раскаты грома. Гроза могла вывести из строя все электронные приборы, находившиеся на борту. Пришлось их отключить. Оставили работать лишь один из навигационных аппаратов, позволявший определять наше местонахождение.

— В тропиках приходилось защищать кожу от солнечных ожогов?

— При переходе по Атлантическому океану от Африки до Америки попали в зону жуткой жары. Крем, защищающий от ультрафиолета, расходовался в больших количествах. Мы все время ходили в темных очках, пили много воды. Словом, страдали. Интересно, что когда вернулись в эти широты после похода к Антарктиде, зной воспринимали как благо. Возле ледяного континента намерзлись, поэтому с наслаждением отогревались в тропиках...

Капитан Сергей Низовцев вскоре вновь собирается отправиться со своей командой в океан. Одна из задач — пробиться к берегу Антарктиды через море Росса, которое почти круглый год покрыто льдом.

http://fakty.ua


http://fakty.ua